Алексей ГОРБУНОВ: Как сыграть Лобановского, или притча о мальчике с арбузами

Шут Шико из «Графини де Монсоро», 9-й присяжный из «Двенадцати», Рахмет из «Статского советника», тренер Сергей Ладыгин в «Чемпионах из подворотни», наконец, профессор Мориарти из стартующего этой зимой сериала «Шерлок Холмс» - вот лишь немногие памятные перевоплощения звезды театра и кино, любимца Олега Меньшикова и Никиты Михалкова, солиста и лидера группы «Грусть пилота», актера, музыканта, радиоведущего - человека эпохи Возрождения.

С заслуженным артистом Украины обозреватель «Недели» встретился в ставшей ему вторым домом Одессе, а два тайма, проведенным по разные стороны диктофона, пролетели в один миг - словно серия послематчевых пенальти.

ИГРОКИ «СОКОЛА» ПРОДАВАЛИ НАМ КЛЮШКИ

- Во дворе моего дома на Березняках футбольная площадка, как правило, пустует. А вы выросли в соседнем районе - на Русановке, и в ваши времена ничего подобного, наверное, не было…

- У нас наблюдалась типичная картина для всех советских детей.

Почти в каждом дворе была площадка, которая оказывалась забита детьми с утра до вечера. Потому что летом все играли или в футбол, или в «пекаря», либо устраивали какие-то шоу с самодельными трамплинами - на велосипедах. Не-е-ет, мы были очень активные и азартные. Зимой, естественно, сами заливали лед и охраняли будущую хоккейную площадку - дежурили по ночам, смотрели, чтобы никто каток не попортил, чтобы был гладенький. А то, как только лед схватится, большинство ребят начинало нарезать круги…

- В этом году в Киеве отмечают 50-летие «Сокола», чьи звездные времена пришлись на середину 1980-х...

- Все так, но эта команда никогда не была для нас культовой. Нашими героями были футболисты киевского «Динамо» - клуба мирового уровня, с которым считались все! Хотя игроков «Сокола» мы тоже знали, потому что часто ездили на «Льдинку». Там на стадионе был такой небольшой каток, где и тренировался «Сокол». И мы, русановские пацаны, два раза в неделю ехали туда первой электричкой в без десяти шесть утра, потому что уроки в школе начинались в восемь. И в 6 утра каток уже был забит! Люди приезжали со всего Киева. Мы ехали с Русановки, а другие - с Борщаговки или Печерска. Многие шли пешком…

Но самое близкое знакомство с игроками «Сокола» происходило тогда, когда мы покупали у них клюшки. Эти, как они тогда назывались «палки», профессиональные хоккеисты «засаживали» детям по пять рублей. Некоторым доставались «Карпаты», но если повезло, можно было вырвать и финнские «Кохо».

- «Легенду № 17» смотрели?

- Два раза - в кинотеатре и потом уже как-то в дороге пересматривал. Потому что фильм отличный, хотя исторических нестыковок там море... Но если в это погружаться, ускользнет главная идея - люди сняли настоящую картину о спорте! И круто, скажу я вам, сняли, круто сделали, написали крутой сценарий! Даниил Козловский - просто молодчина. Когда я вижу, что актер реально стоит на коньках, реально умеет обращаться с клюшкой и шайбой, это вызывает колоссальное уважение. Более того, он катается в советских коньках! На экране это не очень бросалось в глаза. Но поймите, это две большие разницы! Надень сегодня на любого модные современные коньки - так он сразу поедет. А те старые, тряпичные, ногу не держат вообще. Кататься на них нереально тяжело. Самыми стремными считались «гаги» - ужасные низкие коньки. Выше котировались «канады». А вот чешские «Ботас» считались почти профессиональными…

Однако вернемся к «Легенде…». Олег Меньшиков очень сильно сыграл Тарасова. И опять-таки здесь не стоит проводить такие уж четкие параллели. Он играл совершенно другого человека и сделал это - прямо в точку. В его исполнении я такого не видел давно. Мы ведь привыкли, что Олег - везде как мальчик, а тут реально взрослый, очень зрелый человек.

РАГУЛИН ДАЛ КАНАДЦУ СДАЧИ, И МЫ ВЗВЫЛИ

- Сами вы Суперсерию-1972 помните?

- А куда мне деваться, если вся страна смотрела эти матчи. Понимаете, вся! Причем, не в прайм-тайме, а по ночам! В два часа ночи во двор выходили наши бати и нервно курили, обсуждая все увиденное. Сна ни в одном глазу. Мы, пацанами, тоже тайком «шмалили» на детской площадке, обсасывая перипетии матчей. Мамы, бабушки, все говорили только про хоккей. И должен сказать вам, что на Харламове свет клином не сходился.

Моим любимым игроком, например, был Александр Рагулин. Более того, я вам точно скажу, в какой момент я это понял. Канадцы играли очень грубо: в первых матчах волтузили наших ребят просто, как детей. А примерно в третьей игре гигант Рагулин вдруг не выдержал и тупо дал сдачи. Весь двор взвыл! Люди хлопали, орали, бесновались… И после этого наши стали отвечать на грубость той же монетой. Потому что канадцы вели себя буро. Очень буро!.. Ну, короче, Рагулина в этой картине мне не хватило. Как и многих остальных - например, великого Третьяка. Я вам так скажу: круче этой команды в Союзе не было никого. Как, кстати, и киевского «Динамо».

- Допустим, вам предложат сыграть роль Валерия Лобановского. Осилите?

- Взялся бы за это с удовольствием, потому что «Динамо» давно заслуживает полнометражного фильма - не хуже «Легенды № 17». Но сразу же предупреждаю: как и в случае с Меньшиковым и Тарасовым, физического сходства мы не добьемся. Ведь Олег потому и сыграл так круто, что вопрос о внешности отпал сам собой. Играл то, что происходило у человека внутри - прежде всего, его страсти и эмоции. Вот и в случае с Лобановским нужно скопировать не облик, а внутренний ритм человека. Валерий Васильевич, вообще-то, был довольно жесткий дядька: футболисты мне рассказывали, какая у него была энергетика - песочил их так, что мама, не горюй! И поэтому у него была команда, а сам он стал великим тренером. Сложно даже представить себе, что чувствовал Лобановский, когда, например, Блохин забивал свой великий гол «Баварии». Какая там была степень эмоций!..

И еще один важный момент. Это по сегодняшним тренерам все видно невооруженным взглядом. А Лобановский только и делал, что сидел и качался, все пропуская через себя… Так стоит ли удивляться тому, что у этих людей отказывает сердце, что у них происходят инфаркты? Это - результат внутренних переживаний. А такие как Моуринью будут жить долго. Он ведь на лавку почти не садится, все эмоции - наружу. Сказывается южный темперамент.

- У Гвардьолы северных корней тоже нет…

- …а ведет себя иначе. И в этом прелесть отличия их темпераментов. Но Гвардьола - великий специалист, создавший великую команду. Хотя Лобановский, Веремеев, Буряк, Мунтян мне, конечно, ближе. И этого уже не изменить.

- Читал, что вы ходили смотреть их тренировки…

- Было. Ездили на стадион «Динамо». Лобановский сидел вот так вот, как вы, - совсем рядом. Жестил потихоньку: «Не стой там, давай - рвани вперед!». Мимо нас пробегали Блохин и Мунтян. А вот, кого не было, так это ментов. Любой - и стар, и млад - мог прийти и смотреть тренировку. А после звезд на газон вылетала динамовская малышня. И нам, конечно, все это было дико интересно. Ну, знаете, на поле иногда выскочить, мячик буцнуть... И главное - никаких тебе тайн, никаких шоу. Все естественные и простые, как старые актеры, с которыми я снимался - Евгений Евстигнеев, Юрий Яковлев, Юри Ярвет. То есть, к ним мог подойти и пообщаться любой человек, хотя эти актеры были на тридцать или даже сто голов выше тех, которые «зазвездились», передвигаясь на «Мерседесах» с охраной.

КУСТУРИЦА СНИМАЛ МАРАДОНУ В ТЕЧЕНИЕ ПЯТИ ЛЕТ

- А кто был у вас любимый игрок в той команде?

- Ну, наверное, Мунтян. С виду Володя был парень слегка босяковатый, но очень веселый. Да, он и играл так - с улыбкой на лице. Одно время его часто видели на Русановке, где он гонял по-хулигански на мотоцикле. И, конечно, здесь его все узнавали. Как знали, что его родная сестра сидела на кассе в магазине «Протока» - недалеко от гостиницы «Славутич». Когда в нашей компании появлялся кто-то новенький, мы бегали туда и тыкали в нее пальцем: «Смотри - сестра Мунтяна!» И по сегодняшним меркам это звучало примерно как «Смотри - Джонни Депп!».

- Вы ведь тоже занимались футболом?

- Года три. Была такая команда «Восход», и многие парни с Русановки садились в трамвай и «чесали» на Старую Дарницу, где было очень клевое поле с настоящей, разумеется, травкой. Я, как правило, выходил полузащитником. И главное - никакого блата. Все были одинаковые, а играли самые лучшие. Из такого числа народа зацепить самых талантливых - проблемы не было и быть не могло. Причем, шли во все возможные секции - и в баскетбол, и в легкую атлетику, и в водное поло. Непопулярных видов спорта тогда не существовало. Все смотрели телевизор: видели, как гонял американских спринтеров Борзов, как позже летал с шестом Бубка. Не застаивались и зимние виды - те же коньки, или фигурное катание. А какие девки у нас были в художественной гимнастике: недаром все футболисты на них переженились!

- Какая команда круче - «Динамо-1975» или «Динамо-1986»?

- 75-го, конечно!

- А Блохин или Шевченко?

- Блохин. Тут даже и говорить не о чем.

- А знаете, что сказал Пеле, когда его спросили про Блохина. «Я в легкой атлетике не разбираюсь».

- Хорошо пошутил. Молодец. Помнится, в 1970-м мне, 8-летнему, сидевший у телевизора и восторгавшийся папа говорил: «Смотри, сынок, это - бразильцы! Лучше их никто не играет. А король среди них - Пеле!» А еще запомнилась легенда о том, что у Гарринчи одна нога короче другой была, оказавшаяся впоследствии правдой. Но времена менялись. В 1970-х пришли Кройф и Беккенбауэр, а в 1980-х - Гуллит с ван Бастеном и гениальный Марадона, о котором сам Кустурица снимал кино в течение пяти лет!

Ну а когда я смотрю футбол сегодня, то чувствую: все, пришло новое поколение. Сколько я наблюдал за «Барселоной» Гвардьолы, никогда не понимал: как они играют в футбол? Как не понимаю и того, что делает Месси. Это Божья искра, парень творит необъяснимые вещи.

С ДЮЖАРДЕНОМ ДРАЛИСЬ В ЛИФТЕ

- Где вы были во время Еuro-2012?

- Снимался во французском фильме «Мебиус». Весь турнир мимо меня прошел, ни одного матча не видел. Правда, имел постоянный «головняк» из-за старшей дочери. Настя у меня в центре Киева живет, вот я и переживал, как она там ходить будет. Нас ведь пугали: мол, туристы понаедут, увозите детей из города... А я в это время с Тимом Роттом и Жаном Дюжарденом общался. У меня свое Euro было - в самом прямом смысле этого слова: Канны, Монако, Брюссель, Париж, Амстердам…

- В дебютном фильме «Груз без маркировки» ваш герой был разрядником по борьбе. Более того, там даже фигурировала сцена в спортивном зале. Без дублеров не обошлось?

- Обошлось, я сам рвался в бой, а молодые режиссеры охотно разрешали мне делать несложные трюки. Владимир Попков в этом плане был просто подарок. В первый съемочный день мы отправились в спортзал, надели борцовскую униформу, и я там так накидался, что назавтра меня схватила чудовищная крепатура. И хотя готов я был по-спортивному совсем неплохо, и благодаря занятиям в секции гимнастики развил пластику, которая в дальнейшем помогала и в кино, и в театре, тогда это мне не помогло. Все сцены снимали очень скрупулезно - я бросал, меня бросали, захват, подсечка, прием… И так - по четыре часа. Сначала отрабатываешь элемент, потом повторяешь его для съемок, а потом записываются дубли с разных ракурсов.

- Вы застали повальное увлечение американскими боевиками?

- Не то слово. С появлением первых видеосалонов мы бредили Брюсом Ли и Джеки Чаном. Но истинный культ карате появился у нас еще до этого - примерно в 1975 году, когда в прокат вышел японский фильм «Гений дзюдо» (первую версию этой ленты еще в 1943 году снял Акиро Куросава. - Прим. М.С.). Главный герой фильма занимается дзюдо и встречается на соревнованиях с представителями различных школ единоборств, каждая из которых демонстрирует свой особый понт. И так мы увидели каратиста, который взбирался наверх по отвесной стенке и пробивал ногой дырку в потолке.

Этот эпизод снес нам крышу. Ходили легенды, что каратисты вшивают в ладони соль и убивают человека ребром ладони с одного удара. А по двору ходили перепечатки рисунков всех стоек и приемов - термины типа «маваши» и «маваши гери» прочно вошли в наш обиход, более того, некоторые пытались сами готовить для себя «макивары» - дощечки, о которых можно было набивать руку. И так было повсеместно!

- Среди ваших героев - следователи, детективы, агенты полиции. Как часто этим персонажам приходилось использовать силу?

- Вот вам последний пример: в «Мебиусе» меня убивает в лифте герой Жана Дюжардена. Неделю до начала съемок я репетировал эту драку с каскадерами, а потом два дня с самим Жаном. И он, как бы это помягче выразиться, не рассчитав движения, смачно врезал мне на репетиции по «каштанам». Я присаживаюсь, в глазах - искры. Он переполошился: «Что-то случилось?» - «Да, - рычу я, - случилось. Ты мне, б…, по яйцам попал!» Ему быстро перевели суть сказанного, после чего Дюжарден долго бился в извинениях. Само собой, что после такого знакомства мы неплохо сдружились, и потом на съемках нам было очень весело.

КАНИСТРУ БЕНЗИНА СЛИВАЛИ ЗА ДВЕ БУТЫЛКИ ВОДКИ

- Первый автомобиль помните?

- Ха! Как забыть? В начале лихих 90-х отец моей первой жены Светы Лопуховой - председатель Союза художников Украины - написал заявление главе Совета министров УССР Масолу и мы без очереди взяли автомобиль. Мне тогда как раз стукнула тридцатка, я нередко выпивал, и сама идея казалась мне дикой: какая машина, если с ней и бухнуть нельзя?! Но Света сказала: «Получишь права - сразу захочешь ездить».

Я записался на курсы, принес на экзамен в ГАИ бутылку коньяка, через знакомых попросили не валить на экзамене. И уже во время учебы получил неожиданный кайф от вождения - ну никак не ожидал, что машина может так «втыкать»! А когда мы подмутили автомобиль, пошла непримиримая борьба: кто - за руль. Это был кошмар, мы дрались до ножей! «Я сегодня сяду!» - «Нет, я!» - «Нет, сегодня ты мне обещала!» - «А у меня поменялись планы!» Потом заключили уговор: два дня ты - два дня я. Вне зависимости от планов! А время для езды было золотое: город - пустой, под домом - новая «восьмерка». Модная, двухдверная, спортивная модель - типа «купе». Проблемы начались позже: сначала проседали и не закрывались двери, затем начали ломаться детали по ходовой части, а через три года «полетел» движок.

- Рановато.

- Так бензина в те времена не было. Я выезжал на трассу с канистрами, выставлял их среди бела дня и за две бутылки водки водители грузовиков сливали мне топливо. Когда мой знакомый слесарь открыл двигатель, то ужаснулся: «Вася, ты ездил на воде! Это не бензин! Ты убил мотор в хлам!» Старую «восьмерку» толкнул за полторушку зеленых, что-то доложил, и из Германии товарищ привез мне новую - с двигателем в 1,5 кубов. Зверь, а не машина, с навороченными чехлами и видоизмененной торпедой.

- На Mitsubishi Pajero пересели давно?

- Ровно в 50 лет. И, вы не поверите, это был мой первый автомобиль из салона. Смешно, ведь сейчас молодые артисты ездят на седьмой модели BMW, которая стоит 70 тысяч баксов. Я говорю: «Вася, откуда бабло?» Он отвечает: «Ну, получил за съемки аванс - в тридцатку зелени. Решил взять тачку в кредит». - «Зачем тебе этот кредит, чувак?» - «Алексей Сергеевич, это же «семерка»!»

- В гонки, как Николая Фоменко, вас не тянет?

- В этом плане я абсолютно спокоен. Хотя в Москве, когда спешу и вынуждают обстоятельства, исполняю пируэты по «встречке».

А ОДНАЖДЫ МЕНЯ ПОНЕСЛА ЛОШАДЬ…

- Ваш культовый персонаж - шут Шико из «Графини де Монсоро» - лучший фехтовальщик Франции. Как удалось добиться необходимого уровня владения шпагой?

- Мы много работали с постановщиком фехтовальных сцен и исполнителем роли Шомберга - Мишей Шевчуком. Веселое было время, мы ведь все были примерно одного возраста, а Мишку - комфортного, спокойного и обаятельного юмориста - учил владению шпагой сам Владимир Балон (де Жюссак из «Трех мушкетеров». - Прим. М.С.). Особенно намахался игравший Бюсси Саня Домогаров, у которого было две грандиозные драки - в начале и в конце фильма. А мне досталась сцена дуэли с Николя Давидом (его играл актер Вячеслав Гришечкин. - Прим. М.С.). И с ней мы прилично намучились: Мишка сам придумал удар, которым я «пришил» Николя. Ну а ребята - в особенности Дима Марьянов и Игорь Ливанов - были очень спортивными. И фехтовали с удовольствием. Интересно, что на тренировках нам давали тяжелые шпаги, чтобы на съемках сцены боя с легкими в руках мы чувствовали себя увереннее.

- То же самое касалось и верховой езды?

- Лучше всех держался в седле Саня Домогаров. Он вообще, человек - из той костюмной эпохи. Да еще и лошадей уважает с детства. А я коней недолюбливаю: был у меня случай, когда в Карпатах меня понесла лошадь. Слава Богу, дело было в долине, нас догнали каскадеры и как-то ее сбили. Потому что сам я болтался сверху еле живой от страха. А лошадь всегда чувствует: можешь ты управлять ею или нет.

МЕНЬШИКОВ ИГРАЕТ В ЛУЖНИКАХ КАЖДУЮ НЕДЕЛЮ

- Чем вас привлек проект «Чемпионы из подворотни», чья премьера состоялась в прошлом году - незадолго до Euro-2012?

- Футболом! Возможностью сыграть тренера, бывшего футболиста. Уж, очень схватила сама тема. Плюс - реальная история, легшая в основу фильма. Когда режиссер Ахтем Сейтаблаев принес мне сценарий, я сразу сказал: «Ну что ж, реально клевый сюжет, но с какими-то натяжками». А он ответил: «Какие еще натяжки, если это реальная история!» И действительно оказалось, что в 2009 году украинские бездомные пацаны поехали в Португалию и выиграли там чемпионат мира среди бомжей. А руководил ими бывший динамовец, не нашедший себя по окончании карьеры и искавший утешение в алкоголе. Типичная ситуация, когда успешные спортсмены вынуждены начинать в 35 лет новую жизнь. Многие не выдерживают, спиваются, один процент - уходит в чиновники. Такой вот бытовой драматизм.

- В этой ленте запомнилась сцена в Гидропарке, когда ваш персонаж пробивает пять пенальти вратарю будущей сборной…

- Снимали на Трухановом острове. На всех общих и средних планах я бил по воротам сам. Прекрасно понимал, что если человек не умеет играть в футбол, то ему никто не поверит. Это также фальшиво, как наши попытки играть американцев, а их - нас. Поэтому серьезно готовился к съемкам, купил мяч, бил по нему щечкой, жонглировал, восстанавливал детские навыки. И через неделю уже был готов к съемкам.

- Кто лучший футболист среди актеров?

- Олег Меньшиков играет давно и шикарно. У него в труппе сформирована своя команда, которая обязательно собирается раз в неделю. Олег заказывает хорошую поляну на травке в Лужниках, и парни надевают профессиональные бутсы и выходят с ним на поле. А еще в Москве раньше каждый год проводили футбольный чемпионат среди театров, после которых я попадал на банкет в Дом Актера. Там собирался театральный пипл, спонсоры накрывали «поляну», и вся актерская Москва гуляет, отмечая победу условного театра имени Маяковского.

- Судя по вашему телосложению, вы сейчас находитесь в неплохой форме. Конституция у вас такая или все же занимаетесь спортом?

- А съемки это и есть спорт. В тех же «Стилягах» я после своей сцены ходить не мог. Небольшой эпизод снимали три дня. Оказалось, что когда ты семь часов попрыгаешь с саксофоном, а тебе уже полтинник, то утром у тебя и спину ломит, и голова кружится. А ведь еще надо петь и улыбаться! Хорошо помогли спорт, которым я занимался в юности, и выступления в ночном клубе «Аль Капоне» в тот непростой период моей жизни, когда нужно было зарабатывать на хлеб любой ценой. До шести утра я двигался, орал в микрофон, выступал с группой, прыгал на колонки, танцевал, заводишь толпу, теряя по два кило за один такой вечер. И зачем тогда тренажерный зал?..

ВЫСОЦКИЙ СПЕЛ О СПОРТЕ ВСЕ

- Вы как-то сказали, что боление за любимую команду перед телевизором заменяет тягу к молодым телам. Какие соревнования смотрите?

- Очень люблю профессиональный бокс: с удовольствием смотрел бои Мэнни Пакьяо или Хуана Мануэля Маркеса. А мои любимые боксеры - Мохаммед Али и Рой Джонс-младший, лучшие его бои - это шоу, я смотрю их как кино. Так махать кулаками и быть таким шоумэном - феноменально! Рой ведь сейчас еще и рэп читает… Кстати, хотите расскажу одну историю?

- Еще бы.

- Лет десять назад я по традиции отдыхал в Кацавели, и тут в гостиницу, где я поселился, приехали на груженной арбузами «четверке» папа с сыном. Хозяин гостиницы был их товарищем, и вот как-то вечером он нас познакомил. Старший, Толя, попросил автограф, подарил самый лучший арбуз и пригласил посидеть вечером - отметить его день рождения. Я пришел, и Толя рассказал мне, что бахча у них - не только коммерция, но и тренировка. Мол, сын - спортсмен, вроде перспективен. И пока эти арбузы потаскает, неплохо так укрепляется. Пригубили по полтосику - бум-бум, ля-ля-тополя. Сын Толика, парень лет 14-15, молчит: такой себе скромный симпатяга… Вечер прошел хорошо, под занавес начали брататься, я им свой диск подарил. И вдруг Толя мне говорит: «Вот увидишь, я из него олимпийского чемпиона сделаю!» А я веселый отвечаю так иронично: «Дай-то Бог, брат, дай-то Бог!»

- Сюжет, однако...

- Проходят годы. А летом я сижу, смотрю Олимпиаду в Лондоне-2012 и вдруг вижу: выходит парень. А лицо - настолько знакомое, что хоть локти себе кусай, чтобы вспомнить. Профессия ведь у меня такая, что все прицелы и ориентиры давно уже сбиты. На каждой дискотеке - по тысячу человек, в каждой съемочной группе - сотня. И когда с тобой здороваются, ты пожимаешь руки автоматически, чтобы никого не обидеть. Перед глазами сплошной калейдоскоп - банкеты, концерты, люди, «Аль Капоне», съемки, люди, спектакли, эфиры, люди, люди, люди… А я все продолжаю пялиться на этого мальчика: понимаю, что с кино вроде бы не связан. И потом меня прорубает. Я вспоминаю Кацавели. «Четверку». Арбузы. Папу Толю. Его сына. И понимаю, что этот парень по фамилии Ломаченко - это же тот скромный симпатичный мальчик Вася, который все-таки стал олимпийским чемпионом. Причем, два раза!

А ведь и подумать не мог, что он - боксер. Я ведь и сам ходил три месяца на бокс - у нас во дворах часто драки были, лошить было нельзя, необходимо было отвечать… Но когда Вася, Саша Усик и Денис Беринчик со своими прическами под «казачков» крушили всех соперников в Лондоне, я испытывал редкие чувства. Это был тот самый случай, когда меня распирала гордость: я - из Украины!

- Вы - человек азартный?

- Не в плане игр. В карты даже не зовите, тут я - на полном морозе. В 9-10-м классах напроигрывал свое с головой. А казино… В какой-то момент, когда я голодал, боролся с желанием пойти поставить 10 баксов на «зеро» и выиграть миллион, но быстро понял: нет, это - не мое… Путь к наживе у меня другой - через тернии, через боль. А вот в чем я действительно азартен, так это в плане творчества. Сейчас вот мечтаю исполнять рэп. Меня разрывает MC Noize, примерно так, как Вася Ломаченко - всех своих соперников на ринге. То же касается и дяди Жени из Новосибирска, и АК-47… Прикол этих пацанов в том, что они не лезут в телевизор и, как тот же Вася Ломаченко, отмораживаются от всех официальных структур.

- У вашей группы «Грусть пилота» есть песни о спорте?

- Наши концерты - и есть спорт. Полтора часа спорта. Все честно, на разрыв аорты…

- Полтора года назад общался в Москве с лидером группы «Ва-банкъ» Александром Ф. Скляром и попросил назвать лучшую песню о спорте. И он ответил: «Эй, вратарь, готовься к бою»…

- Для меня все лучшие песни о спорте написал Высоцкий. Помните такие строчки: «На дистанции четверка первачей, каждый думает, что он тут побойчеей. Каждый думает, что меньше всех устал, каждый хочет на высокий пьедестал…»? Так что нет смысла писать что-то новое. Владимир Семеныч эту тему уже раскрыл.

Михаил СПИВАКОВСКИЙ, «Спорт-Экспресс в Украине», 27 сентября 2013 года