Алексей ГОРБУНОВ: КАЖДОЕ ВРЕМЯ РОЖДАЕТ СВОИХ АКТЁРОВ

"В Москве сейчас очень яркая, очень талантливая молодежь, моему поколению тяжело с молодыми тягаться. Но таких ярких личностей, как Миронов, Леонов, Высоцкий, сейчас нет. Не знаю, в чем причина, может, запреты, которых в те годы было много, формировали такие личности. Потом все-таки российская киношная и театральная школы всегда считались в мире одними из лучших"

Не удивлюсь, если окажется, что поколение, выбирающее пепси, считает Алексея Горбунова актером московской закваски. Ведь он теперь появляется на киевских сценах исключительно в спектаклях московских антреприз.
Да и в кино, ввиду отсутствия отечественного кинопроизводства, актер также снимается в ближнем зарубежье. Сейчас, к примеру, попал в хорошую компанию благодаря молодому режиссеру Филиппу Янковскому, который пригласил Горбунова в свою картину "Штатский советник", где тот играет террориста-предателя Рахмета. Его партнеры, представьте себе, - Никита Михалков и Олег Меньшиков. Последний, кстати, занимает Горбунова в своих спектаклях ("Кухня" и "Игроки").
Тем не менее Алексей Сергеевич - наш, украинский актер. Свидетельство тому не только его работа на украинском радио и телевидении, но и записанный с группой "Грусть пилота" альбом, который ни в какой Москве родиться бы не смог. Потому что называется он - "Русановские..." И выступать с "Грустью пилота" Горбунов будет в одном из клубов Киева.

- Алексей, ты сейчас работаешь с известными актерами, снялся в более чем 20 картинах. Помнишь, как все начиналось?

- Как такое можно забыть?! Моей первой картиной был "Груз без маркировки", которую снимал Попков. Роль предназначалась для Олега Меньшикова, но его долго не могли найти и пригласили меня.
Первый день съемок совпал с днем вручения диплома в Киевском театральном институте. Картина прошла по всему Союзу, я получал сотни писем. Мы с концертом приезжали в Монголию, где в те времена стояли советские войска, и даже там меня узнавали.

- Знаю, что тебе пришлось пережить не только успех и славу, но также пройти через период безработицы...

- Начало 90-х - самое жуткое время моей жизни. На киностудии Довженко, где я работал, вдруг, в один день все остановилось. Пришли какие-то новые люди, все начали продавать, те, кто ходил в массовках, вдруг стали менеджерами и продюсерами, стали заниматься рекламой...
У меня был шок, я долго не мог к этому привыкнуть. Как можно какому-то Васе давать снимать рекламу, если он в этом ничего не понимает?
Мне тогда казалось, что я вообще ничего не умею, что никому не нужен - хоть уголь иди добывать. Тогда-то я на радио пошел работать, позвонил знакомому, сказал, что есть идея программы, могу ее начать делать без денег.
Так что и выступления в клубах, и радио, и телевидение возникли не от хорошей жизни, а оттого, что работы не было.

- А что стало началом твоей московской карьеры?

- В этот самый жуткий период мой первый режиссер в кино вдруг позвонил и позвал на пробы. Он как раз "Графиню де Монсоро" собирался снимать и меня пригласил на роль Шико. Я понял, что это моя работа, что я с ней справлюсь, но на роль было много претендентов. Я был уверен, что меня не утвердят, но в результате именно я попал на эту роль, и она получилась.

- За последние 15 лет так много изменилось, что порой кажется, будто мы жили на другой планете. А вот в театре, кино, в актерском искусстве эти изменения ощущаются?

- Каждое время рождает своих актеров. В Москве сейчас очень яркая, очень талантливая молодежь, моему поколению тяжело с молодыми тягаться. Но таких ярких личностей, как Миронов, Леонов, Высоцкий, сейчас нет. Не знаю, в чем причина, может, запреты, которых в те годы было много, формировали такие личности. Потом все-таки российская киношная и театральная школы всегда считались в мире одними из лучших.
Сейчас я снимаюсь у Филиппа Янковского, с ним работает известный оператор Вадик Опельянц. Им еще нет и сорока, но они профи высочайшего класса, технически все делают безукоризненно, все понимают, умеют, знают. Я у них работаю и думаю, какой кайф попасть в такую компанию.

- Не кажется ли тебе, что в этих условиях существует опасность подмены человеческой глубины всякими техническими эффектами?

- Безусловно, техника дает определенную свободу, но что-то отнимает. Спектакль нельзя делать математически, в том-то и весь прикол. Кино, театр, да и радио тоже, при всем совершенстве техники относятся к области снов и иллюзий. Наше искусство - это разговор со зрителем по душам.

- Ты участвуешь в московских антрепризах, а не хотелось бы поработать здесь, в Киеве?

- Я бы с удовольствием поработал с Юрой Одиноким, с которым когда-то делали здесь "Бабочку", - мы с ним очень давно знакомы. Кстати, именно он начинал делать "Игроков", но потом у них с Меньшиковым что-то произошло, и спектакль дальше репетировал Олег. Я бы сейчас не смог постоянно работать в репертуарном театре, я - сторонник антрепризного движения.

- Какие роли ты не сыграл, но очень хотелось бы?

- Из того, что очень хотелось, - Меркуцио не сыграл. И сейчас уже, похоже, не сыграю, потому что поздно. Хотя опять же, смотря как пьесу трактовать. Ричарда ІІІ еще надеюсь сыграть, это мечта всей юности.
Но я о несыгранных ролях не очень-то думаю. Можно немого сыграть, как Ричарда или как Гамлета. У хорошего режиссера в маленьком эпизоде можно таксиста или бомжа сыграть, и это будет история человека на уровне шекспировских страстей.

- После сорока хочется оглянуться назад, подвести итоги. Достиг ты, чего хотел, жизнь удалась?

- Мне грех жаловаться. Многое из того, чего хотелось, осуществилось. Многие мечтали работать в Москве, которая всегда была театральной и киношной Меккой - мне удалось эту мечту осуществить. Хотел сняться в одной картине с Янковским - снялся. Мечтал у Меньшикова работать - работаю, мечтал у Балаяна после "Полетов во сне и наяву" сыграть - попал в "Филер". Хотел с группой записать диск - сделали.
Надо по-настоящему хотеть, и тогда с тобой это произойдет. Очень хотеть.

- Еще чего-нибудь хочется?

- Хотелось бы в Москве на радио программу сделать. Если бы была возможность, хотел бы почаще выступать с группой, но пока это невозможно, съемок много.
Документальное кино хочу снимать, есть идеи. А еще по возможности чаще бывать в Крыму. Там мы, кстати, начинали репетировать "Игроков": Юра Одинокий вывез туда творческую группу. Меньшиков как раз только из Ниццы приехал и говорит: "Какая Ницца!.."
Крым - это место по-настоящему кайфовое, я бы там жил, если бы была такая возможность.

Вадим ДЫШКАНТ