Парадоксы Алексея Горбунова

Актерская судьба Алексея Горбунова полна парадоксов. Впервые он попал на экран в фильме «Груз без маркировки» еще в 1984 году. Но широкая известность пришла к нему лишь спустя 13 лет, после того, как он снялся в сериале «Графиня де Монсоро» в роли шута Шико. Это был уже 29-й (!) его фильм.
В промежутке были картины всякие — и обещавшие стать очень успешными, но так и не снискавшие настоящей популярности («Янки при дворе короля Артура», «Гу-га»), и ленты, которые вообще мало кто видел. Поскольку создавались они в провальный период полной растерянности наших кинодеятелей перед проблемами: что, как и для кого снимать. И главное — на какие деньги, чтобы не было стыдно перед зрителями за очень «малобюджетные» картины.

Но в 1997 году Алексею наконец повезло. Его пригласили на роль шута в «Графиню». Кстати, на эту же роль пробовался известный хохмач Игорь Угольников, но режиссер Владимир Попков отдал предпочтение актеру иного, совсем не клоунского склада. Этот фильм вообще вернул российскому кинематографу многих незаслуженно забытых артистов и позволил раскрыться тем, кто оказался к этому готов. Здесь чуть не впервые блеснул Александр Домогоров и шпагой проложил себе путь в кинозвезды первой величины. Засверкал Евгений Дворжецкий, вскоре, увы, погибший в автокатастрофе. По-новому проявились Сергей Виноградов и Дмитрий Певцов. Но — удивительное дело — иных героев, признанных красавцев, рубак и дворян, затмил какой-то паяц. Вернее — актер, которому эта роль досталась. Он не «тянул на себя одеяло», не норовил казаться неестественно веселым и разбитным. Его шут был совершенно не похож на классического умного паяца с бубенцами, как, например играл шута Олег Даль в «Короле Лире» Григория Козинцева. У Горбунова Шико скорее тайный советник, который не столько веселит короля и режет ему в глаза правду-матку, сколько выполняет его самые сложные и пикантные поручения да еще и наставляет в искусстве царедворства. Однако, попадая в кадр, лицо Горбунова-шута перетягивало на себя внимание с других действующих персонажей. Порой не знаешь, кто король Франции: Генрих III или его шут!

Вот это свойство — привлекать к себе внимание зрителей — и есть признак настоящего актера. Главное для лицедея — останавливать на себе внимание. И попав к режиссеру, сумевшему разглядеть и подать его человеческое обаяние, Алексей Горбунов из сонма тех, кто десятилетиями подает надежды, превратился в признанного мастера.

Но, как это, увы, часто бывает в наших палестинах, не родные украинские киношники приметили его, а москвичи. А ведь в свое время Алексей окончил Киевский театральный институт им. Карпенко-Карого, курс Константина Степанкова, которого с теплотой называет своим учителем. В восьмидесятых, в период расцвета студийного движения, работал он в Театре-студии киноактера и Камерном театре Марка Нестантинера. Как и добрая сотня других киевских театральных студий, оба эти коллектива не выдержали испытаний на сломе эпох и канули в никуда. Был период, когда, чтобы прокормить семью, Алексею приходилось по ночам грачевать. А потом он пытался хоть как-то применить свой актерский дар: вел на канале «Интер» шуточную программу «Ночной будильник». Была эта передача весьма симпатичной, да, видимо, в чем-то выпадала из формата «Интера», и в 1998 году приказала долго жить. До сих пор удивляет, что ее прикрыли уже после небывалого успеха «Графини де Монсоро», когда, казалось бы, телевизионщикам сам Бог велел использовать «раскрученное» лицо популярного артиста. И Алексей подался на радио. На «Континенте» делал программу «Джуманджи», где транслировалась старая музыка 60—80-х годов. На радио «Лидер» вел авторскую получасовую программу «Владимир Высоцкий». Звучали в ней и песни Владимира Семеновича, и отрывки из книги Марины Влади «Высоцкий, или Прерванный полет» в исполнении Горбунова. Потом, почувствовав себя уверенно в прямом эфире, Алексей затеял программу «Радио Джанкой, или Человек на своей волне». Это была ежедневная двухчасовая передача.

Очередной парадокс в жизни Горбунова: вместо зрителей он обрел слушателей. И, надо сказать, эта работа оказалась весьма качественной. В хоре невидимых эфирных мальчиков и девочек его голос имеет свое «лицо». На украинском радио сегодня мало таких передач, которые были бы интересны и молодежи, и людям зрелым. Программы Горбунова — исключение. Алексей не относится к новоявленному племени ди-джеев, которые могут затрепать любую тему, не сказав ничего по сути. Он говорит веско, сдержанно и хорошим литературным языком, не опускаясь до заигрывания со слушателями. Особую магию его программам придает, конечно, голос — глубокий баритон с неотразимыми доверительными обертонами. А сейчас его можно услышать на «Радио Ностальжи» — все с такими же программами о старой доброй музыке. Он подолгу разговаривает со слушателями в прямом эфире, заставляя их припоминать интересные моменты собственной жизни. И это, в отличие от подавляющего большинства радиоди-джеев, получается отнюдь не пошло. Из всех девочек и мальчиков, щебечущих в эфире, я лично предпочитаю его да еще другого Алексея, прекрасного джазиста Когана с радио «Континент».

А как же кино? Еще один парадокс: Горбунов, совершенно не востребованный в Украине, снимается в России. После «Графини де Монсоро» тамошние режиссеры просто не выпускают его из своих объятий. На его счету участие в таком сильном фильме, как «Страна глухих» Валерия Тодоровского. Появился он в не очень большой, но запоминающейся роли в сериале «Каменская». В «Дне рождения Буржуя» сыграл содержателя игорного притона. И наконец в телесериале «Оборотень», законченном уже в этом году, ему досталась главная роль — капитана Рыбакова, следователя, который во второй половине дня превращается в свою противоположность — рэкетира. На выходе еще один фильм с его участием — «Блюстители порока».

А часто ли вы слышали о том, чтобы киевских актеров приглашали на выступления в московские театры? Можно вспомнить разве что Аду Роговцеву да Богдана Ступку. И — Алексея Горбунова. Олег Меньшиков позвонил ему, позвал в свою антрепризу, в спектакль «Кухня» по пьесе Максима Курочкина. Он держал для него роль, никому не отдавал, ждал, пока Алексей освободится от съемок в «Оборотне». Ему была нужна фактура и актерская манера именно такого плана, как у Горбунова, а в России, как оказалось, с этим дефицит.

А как Украина задействует своего талантливого сына? Вот уж парадокс запредельный: в Киеве, увы, ему нашлась разве что роль ведущего в ночном клубе «Аль Капоне». И играет он ее отлично, так что в этот подольский клуб с сицилийско-бандитским названием многие приходят поглазеть именно на него, бывшего шута Шико и ведущего «Ностальжи». И Горбунов, как гостеприимный хозяин, мужественно развлекает расслабившуюся от музыки, «принявшую на грудь» публику... А настоящих ролей для него ни в кино, ни в театре в нашей стране никак не находится...

Анатолий ЛЕМЫШ