Алексей Горбунов: три дня был на Майдане, но политики опять все испортили

Киев, Апрель 27 – Известный киноактер Алексей Горбунов, уроженец Киева, рассказал «Новому Региону» про политическую обстановку на Украине, Эдуарда Лимонова и Памеллу Андерсон. Напомним, что Горбунов снимался в фильмах и сериалах «Охота на пиранью», «День рождения буржуя», «Статский советник», «Каменская», «Графиня Де Монсоро» и т.д.

«Новый Регион»: В Киеве вы работали на ТВ и на радио. Сейчас это в прошлом?

Алексей Горбунов: Уже восемь лет я работаю в Москве. А семья, друзья и родина моя в Киеве. На радио лет семь поработал и до сих пор не понимаю киевской специфики: ты и программу придумай и спонсора найди. Был помоложе – делал это, а потом устал. Надоело. Искать деньги и спонсоров я больше не буду. Для меня загадка, что директора радиостанций, зная, что я здесь, не свяжутся и не договорятся о записи программ, которые шли на радио Ренессанс – «Обратная сторона ветра». Я брал хорошие книги – Маркес, Буковски, Кастанеда, Пелевин и читал отрывки, подбирал музыку. Жду, когда нормальные условия появятся. Надо, чтоб станции открывали те, кто в этом «рубит», а у нас это тупое вложение денег. Из двадцати станций нечего слушать. Я бы, открыв станцию, через три месяца сделал бы её номер один. В течение года гарантирую, что на этой станции висели бы все. Одной музыкой можно сделать так, чтоб люди слушали. Огромный пласт музыки есть, которую я не могу нигде услышать. Это Нина Саймон, Трейси Чепман, Лайза Минели, Пеги Ли, Бьйорк, Сюзан Вега. Все превратилось в магазин: прием-отпуск товара, а это духовное явление. Вообще радио мне ближе телика, это что-то интимное. Хорошее радио – друг. Вот сидишь ты в депрессе на кухне, квасишь, а хорошая музыка может выровнять и поправить. Из каналов смотрю только Animal Channel, Eurosport, Euronews, Культура. На Украине нравится К1.

«Н.Р.»: Вы интересуетесь политикой?

А.Г.: Особо нет. Заинтересовался, когда в Москве увидел в новостях Майдан. После всех нагнетаний и жути я приехал в Киев забрать семью. Друзьям звоню, а они мне, мол, чувак, тут такой позитив, – приезжай. Думаю, всё, с ума посходили. А приехал и реально увидел праздник неповиновения. Разорвало. Пробыл тут десять дней. Съемки перенес. Три ночи висел на Майдане, потому что все мои студенческие друзья были там. До слез пробивало, когда бабушки из окрестных домов чай выносили. Потом политики опять все испортили. Они не умеют не портить. Вот поэтому не люблю политику, а люблю спорт и музыку.

«Н.Р.»: Чьи идеи вам близки по духу?

А.Г.: Мой любимый писатель – Эдуард Лимонов. О любви лучше книг никто раньше не писал. Он о духе пишет, а мы наглухо об этом забыли. А в советское время, видимо, не зря много времени уделяли идеологии. Дети играли в неуловимых мстителей, а сейчас играют в Бог весть что. Может это и нормально: у каждого поколения свои игры и герои. Ценности были другими. Может старость кроет, что я об этом думаю…

«Н.Р.»: Что можете сказать о своей роли в «Охоте на пиранью»?

А.Г.: Чем не типичнее роль, тем лучше. Как в «Пираньях», образ Кузьмича, чтоб «окал» человек, – вот это для меня. Самая большая похвала для меня, когда друзья не узнают меня в образе. Привлекают нетипичные для меня персонажи. А творчество бездонно. Мастерства достичь невозможно. Конечно, люблю характерные роли. Однозначно это не герои-любовники, не герои и не бизнесмены (сыграл один раз – хватит). Актёр – профессия зависимая. Ты ж часто играешь не то, что хотел бы.

«Н.Р.»: Значит, часто играете роли, которых не хотите?

А.Г.: У меня всё время так. Хотя грех жаловаться, с работой у меня всё в порядке. Это трезвый взгляд на жизнь, которая меня окружает. Завтра уеду к морю – и буду бегать как ребёнок. Послезавтра приеду к друзьям: мы покурим марихуаны, – и я так же буду счастлив. Циничным человек становится с возрастом. Я циничен, поскольку я давно живу. Мне 44 года. Я занимаюсь профессией, которая насквозь вся цинична. Но при этом есть зоны, в которые этот цинизм не проникает – область сердца, семьи, чувств. Это чистые островки. Среди них и режиссеры.

«Н.Р.»: Что смотрите из фильмов?

А.Г.: Я устал смотреть кино про бизнесменов с евроремонтами, когда 90 процентам населения это не доступно. Они по-другому живут, а про них не хотят снимать. Народ хочет увидеть кино про себя. «Пыль» посмотрел с Мамоновым, одним из моих любимейших артистов. По фильму он купил дом в деревне и говорит, мол, у меня отличная жизнь, я живу в лесу. И там вопрос звучит: а вы, мол, оставьте человека в лесу, выживет ли он там? Вот люди с таким подходом мне интересны. Отсюда и увлечение Лимоновым. Когда я читаю у него, как он с пацанами садится в поезд и проезжает 4 тысячи км, описывает дорогу в плацкартном вагоне, понимаю – вот это тема. Но про это не снимают. Причина понятна – бабло дают те, кто запакован, грубо если. И всё же я придерживаюсь взгляда, что не деньги определяют уровень фильма, а идея, те, кто создают. Пацаны в Америке сняли «Ведьму Блер» за 30 тысяч, – заработали пять лимонов. Нравятся такие герои, вот поэтому тяга и тоска по советскому кино. Что бы мы не говорили, но в советское время снимались намного круче фильмы, чем снимают сейчас.

«Н.Р.»: Согласны с утверждением, что моду киносюжетов диктует «золотая молодежь»?

А.Г.: Естественно диктует. Но всегда Мерседес будет Мерседесом. Другой вопрос, насколько он интересен ещё кому-то кроме золотой молодёжи.

«Н.Р.»: Вы готовы играть по заказу «золотой молодёжи»?

А.Г.: У меня такая профессия, что я должен выйти – и сыграть. Я ж не знаю, кто сидит в зале. Но если роль пустая, я не снимаюсь. На тему золотой молодёжи много чего снимали. Есть фильм «Сладкая жизнь» Феллини, где играет Мастрояни. Можно снимать на деньги золотой молодежи и про неё, но когда это сделают талантливые люди, то это выльется в смысл. Тогда, почему бы и нет? Я исполнитель и мне интересно всё новое. С удовольствием нырну, если роль сулит новый опыт. В первую очередь меня интересует сценарий И я не понимаю, что такое «золотая молодёжь» сейчас. Когда я был юношей, то это были дети чиновников ЦККПСС и спортсмены. Тогда Динамо-Киев первыми в Киеве на Мерседесах ездили.

«Н.Р.»: Что вы в себе открыли благодаря актерской профессии? Что повлияло на вашу жизнь, мировоззрение?

А.Г.: В первую очередь режиссеры. Талантливый человек меняет, равно как и красивая женщина. На меня влияли и меняли меня Тодоровский Валера, Месхиев Дима, Кавун Андрей (считаю, что его лучший фильм- «Курсанты», кстати, выдвинутый на Эмми), Саша Лебединский, Владимир Попков. С Месхиевым, например, мы как Скорпионы, друг друга с пары слов понимаем. Нам говорить не надо – слёту хватаем. Одинаковые энергетики, ритмы жизни.

«Н.Р.»: Вы фаталист?

А.Г.: Тотальный. Живу сегодняшним днем. Понимаю, что каждый день – это счастье. Тем более, если ты здоров. А вот когда месяцами в больнице лежишь и мечтаешь от пролежней избавиться, и потом выходишь, – то четко понимаешь, что ох как счастлив. И такое счастье выхватываешь от элементарных вещей. При этом, как мне кажется, я могу менять свою жизнь. Иногда понимаю, что надо уметь ждать и молчать, но темперамент не позволяет. Разве что на природе. В социуме сложнее – как в пробке: торопишься и вынужден стоять.

«Н.Р.»: Когда приедете в Киев со спектаклями?

А.Г.: На сентябрь спектакль Ленкома планируем в Киев привезти. На Кинотавр повезут фильм «Последний забой» – клевая история про шахтеров. Там у меня небольшая роль. И фильм Филиппа Янковского «Меченосец» ожидает своей премьеры, может даже и в Киеве в июне. Это триллер-фентези. На НТВ сериал должен выйти, не помню название, про бизнес-вумен.

«Н.Р.»: С кем бы вы хотели сыграть? Есть у вас такая творческая мечта?

А.Г.: Я не хочу говорить о мечтах, для меня работа – нечто конкретное. Я не могу говорить об утопичных вещах, мол, я мечтал бы сыграть с Аль Пачино или Джонни Деппом. Конечно, я мечтал бы сыграть с Павлом Луспекаевым, Олегом Борисовым, Леоновым, Константином Степанковым. На творчестве этих людей я рос и формировался. Это было колоссальное воздействие и сумасшедшее мастерство. При этом люди оставались скромными. Такими были великие артисты. Они не знали слов «Мерседес», «Майбах».

«Н.Р.»:: А с кем мечтаете встретиться?

А.Г.: Никому не нравится Памелла Андерсон. А я просто маньячу и мечтаю встретиться с ней в жизни с глазу на глаз. Хочу всё увидеть своими глазами и убедиться, что это не силикон.

Надежда ПАВЛОВА